S_Kocherina (svetorana) wrote in premiera_fest,
S_Kocherina
svetorana
premiera_fest

Categories:

"Маленькая премьера": В. Калинин «Чувство рождается»


Действующие лица:
ОН
ОНА
Это хорошо воспитанные дети.


В КАФЕ САНАТОРИЯ

Она одиноко сидит за столиком. В кафе уже практически убрано, на столах оставлены перевёрнутые стулья. Слышны голоса и шум перемываемой посуды. В открытые окна вливается вечернее негромкое птичье пение. Напротив неё на единственном, свободном стуле стоит игрушка кенгурёнка.
Он подошёл с подносом и остался стоять, невозмутимо глядя на кенгурёнка. Наконец, она неспешно встала, обогнула стол, забрала его, вернулась и снова села. Он поблагодарил кивком головы, улыбнулся, подошёл, поставил поднос и сел ужинать.
Когда он увидел, что она желает что-то сказать, он вежливо наклонил голову в знак готовности её слушать.


ОНА. Сейчас я уроню вилку… /Роняет. Та падает на стол./ Простите... /Роняет её на пол./
ОН. Вы позволите?
ОНА. Что?
ОН. Вы позволите поднять?
ОНА. Что поднять?
ОН. Поднять Вашу вилку.
ОНА. Зачем?
ОН. Чтобы передать её Вам. Вы позволите?
ОНА. Кому?
ОН. Мне.
ОНА. Вы хотите поднять и передать мне вилку?
ОН. Да, хочу!
ОНА. Зачем?
ОН. Вы могли бы продолжить ею есть.
ОНА. И у Вас нет никакой другой цели?
ОН. Нет.
ОНА. Благодарю Вас. Сейчас Вы поднимите её и сядете на своё место. Затем мы обсудим, как передать вилку наилучшим образом. /Он поднимает. Садится./
ОН. Ваша вилка очень горячая…
ОНА. Вы очень любезны. Хочется верить, что Вы сказали это искренне.
ОН. Я не вижу причины, по которой мне пришлось бы лгать. /Он взвешивает на ладони вилку, потом переворачивает ладонь книзу, и вилка остаётся на прежнем месте./
ОНА. Вы – Магнит?!
ОН. Да.
ОНА. А какой Вы? Расскажите!
ОН. Круглый, такой, от репродуктора. Я не очень сильный – некоторые вещи мне просто не удержать. /Демонстрирует на, лежащем на столе, ноже./ Я не утомил Вас своим показом?
ОНА. Нет, благодарю Вас! Было очень интересно.
ОН. Вы слишком добры! Признаюсь, что я сегодня неслучайно сел за Ваш столик. Я не смог пройти мимо. Наверное, в Вас много железа…
ОНА. Да! Очень много. Гемоглобин всегда повышен!
ОН. Я не покажусь Вам нетерпеливым, если сразу спрошу: а кто Вы на самом деле?
ОНА. Нет. Я – Солнце.
ОН. Мне сразу показалось, что я Вас уже где-то видел… мельком.
ОНА /улыбается/. А я Вас не припоминаю. Извините меня! /Он понимающе покивал головой./
Пожалуйста, не смотрите мне в лицо так пристально – я могу навредить Вашим глазам. Глядите чуть в сторону. И я стану глядеть поверх Вас. Но, может быть, это к лучшему. Так легче чувствовать друг друга.
Вы знаете, я подумала о том, что, если Вы захотите возвратить мне вилку рукой, то может произойти несчастье: если мы случайно коснёмся друг друга, со мной ничего не произойдёт, но Вы - погибнете!..
ОН. Я понимаю.
ОНА. На меня всё время что-нибудь сыплется, и я не совсем уверена, что сумею отметить падение такого удивительного объекта, как идеально круглый магнит. Поэтому, Вы, пожалуйста, положите её сами поближе к моей тарелке после того, как я попрошу Вас об этом. Скажите, когда будете готовы…
ОН. Я готов!
ОНА. Я убираю руки со стола. Теперь Вы можете, никуда не торопясь, придвинуть её ко мне. /Передача происходит./
ОН. Получилось!
ОНА. Да! С первого раза! /Радостно смеются./
Мы так легко поняли друг друга…
Со стороны может показаться, что нами только что совершено пустяковое действие, но, на самом деле, Вам грозила смертельная опасность, но Вы не дрогнули - я ощутила гордость за Вас. Поверьте, Вы вызвали во мне очень высокое чувство.
ОН. Я всего лишь следовал Вашим указаниям.
Вот Вы, такая, огромная, скажите, я Вас, хоть немножко, притягиваю?
ОНА. Да... И это непостижимо. /Помолчали./
ОН. Наверное, Вы хотите, чтобы я рассказал Вам о своём прошлом?
ОНА. Нет.
ОН. В таком случае, возможно, Вы пожелаете, чтобы я выслушал историю Вашей жизни?
ОНА. Нет. Теперь значение имеет только то, что касается нас двоих.
ОН. Наверно, должно пройти какое-то время…
ОНА. Я подожду.

ОН. Мы немного припозднились с ужином. Уже скоро нас попросят покинуть кафе. Но мы могли бы пойти туда, где карусели. Обычно, в это время там ни души. Я иногда люблю разогнать какую-нибудь металлическую конструкцию. А вот на ходу мне спрыгнуть не удаётся – сильно прилипаю. Приходится ждать полной остановки. Тогда можно оторваться от карусели, упёршись ногами в землю…
ОНА. Волшебно… То, о чём Вы рассказываете, так необычно, а, главное, Вы говорите со мной об этом безо всяких комплексов и с такой верой в моё понимание, что я вновь убедилась, что никогда не пожалею, что убрала со стула Кузю, позволяя Вам сесть напротив…
ОН. Вы чрезвычайно добры. Но, возможно, для Вас это нормально. В любом случае, я чувствую приближение счастья. Ощущение такое, что туча, наконец, уходит, и вот уже в небе блеснули Ваши лучи…
ОНА. Если бы я иногда разрешала себе быть слабой, сейчас я бы расплакалась… /Звучит сигнал./
ОН /вставая/. Боюсь, что нам пора уходить отсюда. /Она встаёт, отходит от стола. Он собирает столовые приборы и относит их в мойку. Возвращается./
ОНА. Идите впереди, я пойду за Вами, сохраняя дистанцию.
ОН. Это – незнакомая для Вас траектория. Пожалуйста, не потеряйтесь!
ОНА. Я бываю всюду, и то место мне знакомо.
ОН. Нет-нет. Мы будем идти длинным путём. Мне надо коснуться ещё многих металлических предметов, чтобы они могли проявить свои лучшие свойства. Не упускайте меня из виду. Я нарочно буду идти медленно. /Уходят./


ПО ПУТИ

ТЕКСТОна шла за ним, стараясь двигаться максимально равномерно. Когда же он ненадолго останавливался у металлических предметов, «священнодействуя», она продолжала кружиться вокруг своей оси, сохраняя направление замедлившегося движения.

НА КАРУСЕЛЬНОЙ ПЛОЩАДКЕ

ОН. Чудо - правда? Когда я трогаю их – они вздрагивают, как живые… Я притягиваю только лёгкие предметы, а такие крупные железяки, как эта, притягивают меня, как магнит – железку. Выходит так, что, кто – магнит, а кто – железо, определяется массой. А Вы, извините, сколько весите?
ОНА. Мне кажется, что Вы не должны задавать такой вопрос девочке при первой с ней встрече.
ОН. Но я спросил Солнце!
ОНА. Да. Но я пришла на Землю в образе Женщины.
ОН. Безусловно, Вы тоже - магнит, причём абсолютный! Ничто не может противиться Вашей воле. И, всё же, есть то, что неподвластно даже моей восхитительной спутнице…
ОНА. Интересно будет услышать…
ОН. Вы не можете не притягивать! Такой Вы придуманы.
ОНА ТЕКСТ/после паузы/. Вы сказали комплимент моей единственной, я надеюсь, слабости.
ОН. Поверьте, мне стоило огромных усилий сделать комплимент такому совершенству, как Вы.
ОНА. Вы оцениваете меня по достоинству – мне не в чем Вас упрекнуть. Но, если Вы когда-нибудь захотите что-нибудь преувеличить – я знаю, что буду на седьмом небе от счастья…
ОН. Я запомню.
Тут отличные карусели: они немного большего размера, чем детские, а главное в том, что движутся они только по кругу. Я с трепетом надеюсь, что Вам должно это понравится. Выбирайте любую!
ОНА. Да… Очень нравится!
ОН. Они все разного цвета… Разрешите выбрать для Вас жёлтую!
ОНА. Это Ваш любимый цвет?
ОН. Мой любимый цвет – синий. Это цвет неба…
ОНА. У Вас превосходный вкус.
ОН. Вас прокатить?
ОНА ТЕКСТ/уступая ему/. Недолго.
ОН. Я не могу предложить Вам руки, но я придержу карусель, чтобы Вы могли удобнее сесть на сиденье.
ОНА. Но только, пожалуйста, не быстро! Мне лучше не смотреть вниз – я высоты боюсь… Я – трусиха, да?
ОН. Нет, почему, такой Вы созданы. Мне нравится открывать в Вас новые грани. Это так трогательно – бояться высоты. Вам досталась черта многих достойных людей, которые – и это простите мне! - предпочитают оставаться в тени.
ОНА. Пожалуйста-пожалуйста, не так быстро!
ОН. Вы закройте глаза!
Знаете, Вы так огромны, что я уже не вижу ничего, кроме Вас: ни земли, ни неба, ни деревьев – ничего! Вы – сама бесконечность… Все мои мысли теперь освещены Вашим светом!..
ОНА. Как мало нужно Человеку для счастья. Я так счастлива… Голова кружится… Я больше не знаю: где небо, и где земля… ТЕКСТ/Он перестал поддерживать вращение карусели, потом легко остановил её рукой./ Наверно, я не смогу уснуть сегодня. Я буду вспоминать тот вечер в кафе и этот полёт… Спасибо за чудесный закат! ТЕКСТ/Сходит на землю./ Мне пора за горизонт. Теперь до утра я буду молчать, о чём бы меня ни спрашивали, чем бы ни угощали, чтобы вывести меня из моего оцепенения. Мы, ведь, не надолго прощаемся?
ОН. Так хорошо, что сейчас стоят летние, короткие ночи!..
ОНА. Спасибо! Я поняла... ТЕКСТ/Уходит./
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments