?

Log in

No account? Create an account
Премьера PRO
международная драматургическая программа
Н. Коляда - советы драматургам 
23rd-Mar-2009 01:58 pm
читаю
Многие помнят, наверное, как в советское время в магазинах продавщицы накалывали кассовые чеки на такой стерженек, который стоял у весов. Сотни, тысячи людей проходили через магазин, а все их чеки на одно шило это накалывались.
В пьесах, присланных на мастер-класс, (почти во всех) нет этого стержня. А он должен быть. И называется этот стержень: "Исходное событие", то есть то, что произошло до открытия занавеса или на первой странице пьесы и что имеет отношение ко всем персонажам.
На него «накалываются» обстоятельства, характеры, мысли автора, умение пользоваться словом-«яблоком» красивым, боль и сострадание автора к героям и прочее, прочее.
Хоть умри: в пьесе прежде всего должен быть этот стержень.
Когда пишете пьесу, проверяйте себя на классической драматургии. Вспомните «Ревизор»: «К нам едет ревизор!» – и зашевелился весь город. К каждой собаке, что бежит по городу, имеет отношение это исходное событие (ее пнут, чтоб не портила впечатление перед ревизором из Петербурга), к каждому персонажу, абсолютно к каждому. И каждый реагирует по-своему, в своем характере на это событие.
Или в «Горе от ума»: приехал Чацкий. И все поднялись, все до единого!
Я талдычу об этом не один год студентам, но – бессмысленно. Опять и опять в пьесах всё начинается с нуля.
Все персонажи долго и занудно начинают рассказывать свою предыдущую жизнь, свое отношение друг к другу и прочее, и действие внутреннее и внешнее не двигается, хоть убей, потому что нет вот этого самого шила для чеков.
Пусть они рассказывают это, но – через это событие, находясь в этом событии, реагируя на это событие, тогда всё простительно!
Никогда не режиссируйте пьесу. Пишите высокую литературу.
Не пишите никаких театральных слов: «задник, авансцена, фонарь, явление», не пишите в ремарках «гневно, злорадствуя, утомленно» - пусть артисты разбираются. Пусть они поймут, что эта фраза внутри себя несет и злорадство, и гнев, и прочее. Фразу так надо построить, чтобы всё это было бы понятно.
Потом.
Долго и нудно придумывайте первую фразу. Она – как шило раскаленное, которое входит в мозг читающего или смотрящего пьесу в театре.
Вспомните Чехова: « … Ольга. Отец умер ровно год назад, как раз в этот день, пятого мая, в твои именины, Ирина. Было очень холодно, тогда шел снег. Мне казалось, я не переживу, ты лежала в обмороке, как мертвая. Но вот прошел год, и мы вспоминаем об этом легко, ты уже в белом платье, лицо твое сияет. (Часы бьют двенадцать.) И тогда также били часы …»
Посмотрите, сколько обстоятельств предлагает Чехов: и май, и именины Ирины, и отец умер – и прочее, прочее.
http://kolyadanik.livejournal.com/909001.html?style=mine
Комментарии 
23rd-Mar-2009 12:18 pm (UTC)
Света, а как ты думаешь, в чем стержень "Трех сестер?"
23rd-Mar-2009 01:57 pm (UTC)
Твоя правда. Но знаешь, справедливости ради стоит сказать, что вообще-то у Чехова экспозиция всегда очень тяжелая. Я иногда прихожу в театр на Чехова и у меня сразу же на первой же фразе: на отце, на водочке, на черном, на который час - начинают ныть зубы. И я себе напоминаю: потерпи, сейчас они отговорят всю положенную информацию и начнется спектакль. К уровню спектакля это все не имеет отношения. мой зрительский опыт показывает, что это и сыграть-то нельзя - можно только отговорить. вот отговорят, потом начнут играть.
Чехов тут не при чем - закон драматургии того времени.
Меня больше всего в начинающих авторах умиляет какой-то странный "детерминизм". У них все должно к слову прийтись. То есть в жизни пара может сидеть и обедать, потом она вдруг начинает плакать:"Когда ты на мне женишься?". А мне сплошь все попадаются пьесы, где разговор неприменно должен как-то на это вырулить. Дурной знак того, что драматург не видит реальности вне слов, не воплощенной в словах. "Л Х" тому наглядный пример. И получается, чтобы дойти до сути, им нужна уже даже не килограммовая экспозиция, а тонна какой-то жизнеподобной шелухи.
28th-Mar-2009 05:39 pm (UTC)
жизнесподобность - тяжкая штука. Читала рецензии на "Ревизора" в МХТ 1909-года, когда Станиславский стремился поставить настоящее происшествие, утопив спектакль в правдоподобных, натуралистических деталях.
This page was loaded Aug 24th 2019, 5:12 am GMT.